Asia (asia_fassbinder) wrote in placebo_russia,
Asia
asia_fassbinder
placebo_russia

  • Mood:
  • Music:

Interview - "Placebo, la bonne medecine"



Guitar Bass Magazine, mars-avril 2006
"Placebo, la bonne medecine"
IN FRENCH

Guitar Bass Magazine, март-апрель 2006
"Placebo: хорошее лекарство"


© Перевод rous_se для placebo_russia
Полное или частичное воспроизведение статьи допускается только с разрешения автора.


Ничуть не утратив характерной для Placebo бешеной энергии, их новые песни сменили кожу, не изменив при этом душу. Пятый альбом Meds с его режущими гитарами возвращает звучанию Placebo прежнюю остроту и колкость и помогает им вновь отыскать свое место.
Это гремучая смесь возбуждающего нойз-рока и трогательных баллад, включающая, среди прочих, удивительную "Broken Promise", спетую в дуэте с Майклом Стайпом (Michael Stipe) из R.E.M., а также записанную при участии Элисон Моссхарт (Alison Mosshart) из The Kills "Meds". За несколько дней до мирового релиза нового альбома Placebo, назначенного на 13 марта 2006 года, мы встретились в Париже с Брайаном Молко (вокал, гитары), Стефаном Олсдалом (бас, клавиши) и Стивом Хьюиттом (ударные).

Брайан, ты учился вместе со Стефаном в Люксембурге, а несколькими годами позже случайно встретил его в Лондоне, где и началась история Placebo. При каких обстоятельствах произошла тогда ваша встреча?

Брайан: Прежде всего, я был очень рад наконец покинуть Люксембург с его скучными серыми буднями и погрузиться в бурную жизнь британской столицы (улыбается). Я поехал в Лондон учиться драматическому искусству. Театр меня всегда завораживал, проживать эмоции на сцене – это фантастика! Я брал уроки актерского мастерства в Оксфорде, мне это очень нравилось, было невероятно увлекательно.
Моя встреча со Стефаном была большой случайностью... Это был осенний день 1994 года, я был в лондонском метро (улыбается) и торчал, как и все, на платформе станции South Kensington. Вдруг я заметил высокую фигуру Стефана. Подошел к нему, и мы сразу же узнали друг друга. Потом мы пошли в паб отметить нашу встречу... И с первой же кружки пива я знал, что мы создадим что-то вместе, вполне вероятно, что группу (смеется).

Стефан: Встреча была веселой, праздничной (улыбается). Мы очень быстро стали работать вместе.

Брайан: В действительности уже через три недели после той встречи мы записали первые наброски для четырех треков. В то время мы делали это таким кустарным способом (улыбается), в постпанковской манере, используя игрушечные инструменты, например, гитару для 6-летнего мальчишки, у которой было очень китчевое звучание (смеется).

За свою 11-летнюю карьеру Placebo удалось выработать собственный стиль и уникальное звучание. Как вы реагируете, когда кто-то, говоря о вас, упоминает «фирменный звук Placebo»?

Брайан: Это комплимент, признание нашей работы. Это нам очень льстит, тешит наши эго (улыбается).

Стефан: Да, согласен. Но при этом всегда нужно быть начеку и стараться не «погрязнуть» в своем комфорте.

По справедливости, нужно отметить, что звучание нового альбома гораздо более прямолинейное и непосредственное в сравнении с предыдущей пластинкой - Sleeping With Ghost. Песни более едкие и пронзительные, более инстинктивные, гитары с таким шероховатым, режущим, неотшлифованным звучанием. Это возвращение к истокам?

Брайан: Когда мы приступили к композициям для нового альбома, то как раз думали о звучании и стремительности нашей первой пластинки. Это возвращение к «сырому» звуку, к истокам Placebo, на самом деле было непростым. Нам было необходимо посмотреть в зеркало и взглянуть на себя без прикрас. Но этот риск пошел на пользу группе, мы стали сплоченнее. Новый альбом укрепил наши отношения.

Стив: Meds определенно самый роковый альбом Placebo. И это очень здорово!!

Почему вы доверили продюсирование Meds молодому французу Димитрию Тиковому (Dimitri Tikovoi)?

Брайан: Димитрий для нас не незнакомец, он друг, близкий нам по духу. Мы уже были знакомы с его качествами аранжировщика по проекту Trash Раlace. Кроме того, Димитрий одного с нами возраста, это очень важно. Большим преимуществом этой записи для нас было то, что над альбомом мы работали - за исключением Flood’a, который сводил пластинку, - только с людьми нашего поколения. Это бесспорное преимущество, потому как когда ты работаешь с человеком, который намного старше тебя, часто не хватает взаимопонимания, не хватает культуры, есть чувство, что тебя не слышат. В качестве примера могу привести Джима Абиса (Jim Abiss), который продюсировал Sleeping With Ghosts: это, несомненно, хороший диск, но ему немного недостает спонтанности. В студии мы проводили много времени за разговорами, объясняя ему, какого гитарного звучания хотим добиться; в итоге было много бла-бла-бла и мало действий. Сотрудничество с Димитрием было полной противоположностью работе с Джимом: процесс записи был четким, сконцентрированным и свободным.

Вы записали Meds в Лондоне в RAK Studios за четыре месяца. Как происходила запись?

Брайан: В очень благоприятной для работы атмосфере. Мы чувствовали себя, как школьники в классе, которые с большим прилежанием трудятся над проектом. Мы выбрали для записи этого альбома лондонскую RAK Studios, потому что она очень удобная и функциональная, эта студия последний раз обновлялась в 80-х годах. В RAK у тебя нет в распоряжении высоких технологий, которые можно найти в американских и даже французских студиях. Тот факт, что мы не были поглощены огромным количеством эффектов, придал этому альбому дополнительную ценность. Мы отказывались уходить из студии, остались там, в нашем квартале на Charlbert Street, и сконцентрировались на работе, чтобы довести альбом до ума. (смеется). Кстати, Cure записали свою пластинку Disintegration именно в RAK.

Стефан: Альбом создавался изо дня в день. Мы играли песни часами напролет, чтобы найти направление, определить углы и обозначить оси движения.

Стив: Главное - двигаться вперед. Иногда, когда ты ведешь машину, ты не совсем представляешь, куда именно едешь, ты просто движешься и потом вдруг приезжаешь куда-то...

Сведением альбома занимался Flood, любимый звукоинженер Depeche Mode и U2. Каков он в студии?

Брайан: Он большой профессионал. Flood был пятым, после Димитрия, персонажем во всей этой истории. На протяжении всего периода сведения между нами пятью были очень сплоченные отношения. Можно сказать, что мы записывали и сводили альбом почти одновременно. Мы были такой себе мастерской, кустарным музыкальным заводом. Взаимное проникновение достигалось постепенно, шаг за шагом, в итоге мы получили большое удовольствие от результата нашей работы. Раньше мы никогда не чувствовали ничего подобного.

Стив: Это невероятно, он был первым парнем, с которым мы ранее не работали и который сам хотел с нами сотрудничать... это очень странно. Но работа с таким клевым чуваком, как он, была для нас глотком свежего воздуха.

В сравнении с предыдущим альбомом звучание Meds больше сосредоточено на гитарах...

Брайан: Мы хотели добиться настолько сырого и грязного гитарного звучания, насколько возможно; без слоев штукатурки, искажающих действительность, только прямой звук, работающий как костяк, который был бы как царапина на щеке. Я еще помню яркое звучание некоторых дисков T-Rex, с раскаленным до бела Gibson SG Марка Болана (Marc Bolan). На этом альбоме я захотел вернуться к такому дикому и хищному звуку. В студии я чаще всего играл на Gibson SG, но на этот раз открыл для себя мощное звучание Gretsch. Какая гитара! Это инструмент, который хранит его [звук] внутри (смеется), чистый и насыщенный, это что-то невероятное! Раньше я неплохо записывал песни на Fender Telecaster 72 года, для двух треков использовал Fender Thinline, а также Gibson SG и Fender Jaguar.

Стефан: Хороший Gibson всегда работает! У него мощный, прямой звук, насыщенный в нужной степени, и он очень подходит Placebo, особенно на сцене. Это почти всегда безошибочно работающее и очень эффективное оружие (улыбается). В остальное время я играю на Fender Jaguar и Fender Bass VI.

На песне «Meds» вместе с твоим можно услышать голос Элисон Моссхарт (больше известной под псевдонимом VV из The Kills). Это сотрудничество не было случайным?

Брайан: Нет, это было неслучайно. Мне захотелось, чтобы на "Meds" присутствовал женский вокал. И я сразу же подумал об Элисон. Работать с ней было очень приятно и очень волнительно... Мы познакомились несколько лет назад в Лондоне, она меня сразу же очаровала. С тех пор я следил за ее карьерой, за ее восхождением вместе с The Kills. Когда я попросил ее поучаствовать в записи песни для нашего альбома, она тут же согласилась. В студии это была бомба: Элисон - виагра в чистом виде (улыбается). У нее очень сексуальная манера исполнения... Она неотразима.

Сотрудничество с Майклом Стайпом было более сложным в плане налаживания отношений. В этой истории было несколько неожиданных поворотов: он должен был прийти, но не пришел, и вот его голос звучит в "Broken Promise". В конечном итоге ты доволен этой совместной работой?

Брайан: Мне кажется, это хорошая песня. Что касается Майкла, это другое... Там все намного сложнее, мы с ним знакомы, дружим, но иногда трудно собрать пазл... Я всегда был фаном R.E.M. Когда я в первый раз услышал "Fall On Me", она меня невероятно зацепила. Мы записали эту песню наспех, действительно на скорую руку.

На последнем альбоме Indochine - Alice et June ты поешь в песне "Pink Water"...

Брайан: Я поклонник Indochine с 9 лет. Во Франции они до сих пор популярны, и даже со временем не стареют (смеется). Я состряпал эту песню в ванной отельного номера в Бангкоке. Однажды вечером я уединился в туалете, курить в комнате я не мог, так как моя девушка ждала ребенка. После несколько сигарет на меня снизошло вдохновение (смеется). И вот сейчас я познаю радости отцовства, как Крис Мартин (Chris Martin) (смеется).

Что вы трое сейчас слушаете?

Брайан: Последний альбом Sigur Ros. Он фантастичен.

Стефан: Sigur Ros, они очень сильные.

Стив: Sigur Ros. В конце концов мы создадим фан-клуб (смеется).

Говорят, к новому туру в рядах Placebo появится новый гитарист. Вы подтвердите этот слух?

Брайан: Да, в конце февраля мы берем нового гитариста. Это известный человек, он уже был в группе... Мы не будем раскрывать его имя, вы увидите его на сцене в Париже в Parc de Princes (парижский стадион. – прим. пер.) в начале лета или даже раньше. Кто знает... (улыбается).
Tags: press: interview
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments