Asia (asia_fassbinder) wrote in placebo_russia,
Asia
asia_fassbinder
placebo_russia

“The Dark Knight” - Interview with Brian Molko, 2010





“The Dark Knight”
May 2010
IN ENGLISH

«Темный рыцарь»
Май 2010

© Перевод rous_se для placebo_russia

Перепечатка материала допускается только с разрешения автора.


Брайан Молко – лидер успешной поп-рок-группы Placebo – являет собой сочетание подвыпившего дипломата и проницательного теоретика. В специальном интервью, посвященном предстоящему израильскому концерту группы, он опустил музыкальные реалити-шоу («их надо было назвать «Karaoke Idol»), мировую блогосферу («анонимные трусы») и назвал всецело удручающим положение дел в сегодняшней рок-музыке («мне скучно»).

Все дело в том, откуда ты родом. Бритни Спирс выросла в маленьком городке, единственной связующей нитью которого с «большим миром» были две разбитые асфальтные дороги. С другой стороны, Брайан Молко родился в Брюсселе в семье отца-американца франко-итальянского происхождения и матери-шотландки, и к трем годам успел пожить в Бельгии, Либерии и Ливане. Его школьные годы прошли в Люксембурге, где он учился в Американской школе, после чего – в возрасте 17 лет – он поступил в престижный лондонский колледж на курс драматического искусства и окончил его к 20 годам. И кажется, именно такой, как он, был рожден для того, чтобы возглавить такую группу, как Placebo.

У Молко, с его бледной кожей и образом Темного рыцаря, внешность классического рок-идола. С такой родословной у него было всего два варианта, кем стать: либо рок-звездой, либо выпивающим дипломатом. Молко – сильный собеседник, красноречивый, с аристократичным акцентом, андрогинной внешностью и способностью анализировать музыкальный мир, как проницательный теоретик, – являет собой комбинацию обеих этих «профессий». И даже несмотря на то, что к Placebo прочно приклеен ярлык альтернативной группы, лучшее и наиболее подходящее определение для искусства Молко – это «поп-рок». Название группы – которая выступит на Pic.Nic Festival – отлично олицетворяется на сцене. И хотя их музыкальная составляющая не достигает глубин духовных отцов Молко – Лу Рида, Дэвида Боуи и Игги Попа, она производит такой же эмоциональный эффект, как плацебо. И неважно, что Молко не самый гениальный гитарист – Placebo это нечто, что работает на психологическом уровне.

С благодарностью к Spice Girls

К настоящему моменту Placebo выпустили 6 студийных альбомов, 6 EP и 29 синглов, более миллиона копий которых было продано в Британии и более 10 миллионов – по всему миру. Молко основал Placebo в 1994 году, и если ударники приходили и уходили, то басист Стефан Олсдал, открытый гей, остается вместе с ним и доныне. Довольно интересно, если сравнивать с наиболее известными группами последнего десятилетия, что Placebo удавалось развивать и менять свое звучание на протяжении лет. «Нам очень повезло, потому как мы подписали контракт со звукозаписывающим лейблом еще до того, как интернет стал таким массовым, и за несколько лет до кризиса в рекорд-индустрии, - объясняет Молко по телефону из Испании, где он проводит свой отпуск. - В тот период у нас были деньги от звукозаписывающей компании и наше собственное время на эксперименты, развитие и ошибки. И знаешь что? Я люблю Spice Girls, они принесли столько денег Virgin, что у той была возможность профинансировать наши эксперименты».

«В связи с кризисом в звукозаписывающей индустрии начинающим группам в этом смысле сейчас гораздо труднее, потому что рекорд-компании требуют от них молниеносных и 100%-ных хитов и, если этого не происходит, имеют их по полной. Все дело в том, что крупные лейблы находятся под каблуком у своих бухгалтеров. Именно поэтому, когда наш контракт с EMI закончился, мы решили отойти от всего этого и снова стать независимой группой».

Последний раз, когда Placebo были независимыми, они были не очень-то известны. Все изменилось в средине 90-х, когда Молко подписал контракт с мегалейблом Virgin records, в то время ему было всего 22 года. Мне посчастливилось поговорить с Молко образца мая 2010 – 37,5-летним мужчиной, перед началом их долго тура, первым концертом которого будет выступление в Тель-Авиве.

Ты однажды сказал, что «Placebo – это музыка для неудачников, написанная неудачниками, и наши концерты похожи на собрания лузеров и маргиналов», но сегодня Placebo очень популярны. Какое влияние успех оказал на вашу музыку?

Никакого. То, что я сейчас скажу, возможно, прозвучит надменно и эгоистично, но у нас, в общем-то, как и у всех: мы пишем музыку в первую очередь для себя и только потом – для аудитории. Это должно быть одновременно и удовольствием и вызовом самим себе, и мы достаточно уважаем своих поклонников, чтобы думать, что они также достойны этого вызова, вместо того, чтобы кормить их с ложечки одним и тем же снова и снова только для того, чтобы продать побольше дисков. Ты сейчас разговариваешь с человеком, чья группа больше не играет два своих самых известных хита - Nancy Boy и Pure Morning. Мы верим, что наши слушатели достаточно умны и продвинуты для того, чтобы следить за тем, что мы создаем, и понимать то, что мы пытаемся делать.

Я рассказываю ему о слухах, которые ходили в Израиле, - о том, что местные леворадикальные экстремистские организации связались с ним и попросили не выступать в Израиле в связи с оккупацией.

Это правда, что они выходили с тобой на связь? Что ты думаешь об оккупации, особенно учитывая то, что ты несколько лет прожил в Ливане?

Прежде всего, дайте мне кое-что прояснить: я жил в Ливане, когда мне было два года, и я ничего не помню из того времени, и я также не помню, чтобы кто-то со мной связывался и просил не выступать в Израиле; и да – у меня есть совершенно четкое мнение о ситуации в Израиле и оккупированных территориях. Но это только моя точка зрения! Я никогда не жил в Израиле и даже никогда не бывал здесь, и мне бы не хотелось в наш первый визит в Израиль говорить о политике. Мы очень давно хотели сыграть в Израиле, и вот наконец-то выпала возможность. Если нас пригласят сюда во второй раз, мы поговорим об этой ситуации. Но сейчас я хочу, чтобы наш первый визит касался только музыки и наших поклонников.

Несколько фактов о Молко, необязательно в хронологическом порядке: первый сингл группы “Bruise Pristine” он записал, будучи абсолютно обнаженным; он лишился девственности в 14 лет с 16-летней француженкой в Люксембурге, а первый гомосексуальный опыт получил двумя годами позже; в 1997 году он тратил 700 фунтов стерлингов в день на наркотики, даже несмотря на то, что его ежедневный бюджет составлял 20 фунтов; его сына, который родился в 2005 году, зовут Коди; он часто пытается плакать, чтобы попрактиковать свои актерские навыки; родители Молко хотели, чтобы он стал банкиром, так же, как и его старший брат, который сегодня занимается его деньгами; согласно информации сайта celebhights.com его рост составляет 1,68 м (хотя на этот счет существуют разногласия).

Если задать ему вопрос насчет того, что пишут о нем в Интернете, Молко жестко и безапелляционно отвечает: «Я ненавижу блогеров! Ненавижу всем нутром! Я считаю, что это полный отстой. Каждый мудак, имеющий компьютер, может открыть чертов блог, и люди, которые читают его, думают, что это правда. Мне гораздо больше нравится так называемая «олдскульная» журналистика: когда текст, перед тем, как быть опубликованным, проходит процесс редактирования, и люди решают, достаточно ли он хорош для того, чтобы его читали другие. Тексты же, которые выкладываются онлайн, как правило, не несут никакой ценности. Интернет предоставляет малодушным и трусливым типам платформу для анонимного самовыражения безо всякой ответственности. Это люди, которые никогда не скажут тебе этого открыто, в лицо. Ты затронул одну из тем, которые я ненавижу больше всего, - музыкальные блоги!».

А что тебе нравится? Что бы ты вложил в капсулу времени?

Я бы вложил туда пластинки! В последнее время я возвращаюсь к тому, чтобы слушать пластинки, потому что они звучат лучше и напоминают мне о детстве. Что-то типа редких записей Sonic Youth, Grateful Dead, Joy Division с John Phill session, Janis Joplin.

Тебе не кажется, что сегодняшний рок чересчур чистый? Я имею в виду, где новый Сид Баретт (Syd Barrett)?

Да, точно! Я думаю, что нынешняя рок- и даже поп-музыка утратили все свое очарование.

Почему?

Все с пренебрежением относятся к 80-м годам, и да, конечно, в 80-х была эта ужасная коммерческая музыка, но такая жуткая коммерческая музыка делалась абсолютно каждое десятилетие. Что, на мой взгляд, было особенного в 80-х, – не считая рождения инди-лейблов, инди-музыки и пост-панка, - это то, что поп-музыка была более экспериментальной и авангардной. Если вы оглянетесь на работы Кейт Буш или Дэвида Боуи периода 80-х, если вы послушаете такие песни, как «Ashes to Ashes» Боуи или «Shock The Monkey» Питера Габриэля, это по-настоящему сумасшедшие, странные авангардные песни. Эти люди пытались переопределить границы поп-музыки. То, что они делали, это были чистой воды эксперименты, «Ashes to Ashes» очень странная песня, но это большой хит.
Сегодня в связи с засильем всех этих «поп идолов», «поп-звезд», «American Idol» (американский вариант «Фабрики звезд») - этого дерьма, которое, как я считаю, стоило бы назвать «Karaoke Idol», имидж поп-музыки существенно искажен, потому как новое поколение думает, что поп-музыка это бойз-бенды и верещащий голос, как у Мэрайи Керри (Mariah Carry), но это всего лишь одна сторона поп-музыки. Но учитывая влияние, которое она оказывает, это ужасно, что общественность такого мнения о поп-музыке, это настоящий позор.
Ситуация в роке примерно такая же, в общем-то нынешний рок наводит на меня скуку. И я мало его слушаю, потому что большинство сегодняшних рок-групп осторожничают и избегают какого-либо риска.


Что ты слушаешь?

О… (смеется). Я слушаю старую и новую психоделическую музыку, мне нравится новый фолк и нравится регги. Мне нравится этническая музыка – испанская и африканская, нравится опера, потому что я понятия не имею, о чем они там поют. Для меня это всего лишь удивительное абстрактное пение, это как слушать Sigur Ros. Время от времени Queen of the Stone Age выпускают альбомы, которые заставляют нас снова поверить в рок-н-ролл.

Твои вкусы изменились с годами?

Мне кажется, с возрастом ты больше осознаешь тот факт, что не будешь жить вечно, и понимаешь, что не стоит тратить время на культуру, в которую не веришь или думаешь, что она тебе ничего не даст в ценностном плане. Тебе хочется наполнить мозг чем-то имеющим ценность, так что выбор становится более осознанным. Например, я перестал смотреть телевизор. Я сделал это еще и потому, что ненавижу рекламу в любых ее проявлениях, так что я стараюсь ограничить ее влияние на себя. На склоне лет мне хотелось бы жить где-то, где реклама не будет иметь на меня никакого воздействия. Интересно, что бы это могло быть за место. Может, где-нибудь в горах.
Tags: press: interview
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments