Asia (asia_fassbinder) wrote in placebo_russia,
Asia
asia_fassbinder
placebo_russia

Tout Le Monde En Parle 2003, 2004



Прекрасная фея rous_se не забывает о нас несмотря на большую занятость и поломки компьютера. Она знает как мы любим сладкое и с удовольствием нас балует^^ Сегодняшний подарок просто загляденье: две классные французские передачи в хорошем качестве и перевод всего что намурлыкал молкокотяра :D Не забудьте сказать ей большое спасибо!


© Перевод rous_se для placebo_russia

Перепечатка материала допускается только с разрешения автора.


Tout Le Monde En Parle (France 2), 03.05.2003



Тьерри Ардиссон (Thierry Ardisson, ведущий): И сейчас у нас в гостях Брайан Молко!

Брайан (усаживаясь): Добрый вечер! Как дела?

Тьерри Ардиссон: Брайан Молко из Placebo. Брайан, сегодня вы у нас по случаю выхода нового альбома «Sleeping With Ghosts». И первый сингл с него – «Bitter end».

[звучит «Bitter end»]

Вообще, у нас сегодня удивительная программа, потому как в одном эфире с нами Брайан Молко и Саша Дистель (Sacha Distel, французский композитор и исполнитель. – прим. пер.).

Брайан: Браво! Респект (пожимает Дистелю руку).

Тьерри Ардиссон: Итак, «Sleeping With Ghosts», он посвящен прошлым отношениям, которые имеют свойство оживать, когда-то какая-то мелочь, иногда совсем незначительная, о них напоминает. Вы говорите, что всех нас преследуют отношения, которые у нас были в прошлом.

Брайан: Да, это могут быть бывшие любовники, или семья, или друзья.

Тьерри Ардиссон: Вы, наверное, хотите сказать: когда мы занимаемся любовью.

Брайан: Да, иногда, призраки бывших любовников возникают и преследуют тебя, когда ты занимаешься любовью с кем-то другим. И они довольно докучливые.

Тьерри Ардиссон: (обращаясь к девушке-гостье) Я уверен, что вам они тоже являются.

Девушка: Нет-нет.

Тьерри Ардиссон: Та духовность, которую можно обнаружить на новом альбоме, вовсе неудивительна, потому как вас крестили в довольно юном возрасте, а где-то в 13 лет вы стали так называемым «перерожденным» (в религии – духовное перерождение путем обращения к Христу. – прим. пер.).

Брайан: Да, на самом деле я отдал душу Христу в возрасте 11 лет. Странно, но я тем не менее это сделал.

Тьерри Ардиссон: В то время вы часто виделись со священником, говорили с ним..

Брайан: Да, это был священник из нашей церкви, мы с ним были в одном духовном училище. Вообще, когда я об этом думаю, понимаю, что все было как-то странно… Возможно, там был какой-то подтекст или что-то в этом роде... Я не уверен, потому что все эти монахи, священники...

Тьерри Ардиссон: Подождите, Брайан, у вас с этим священником что-то случилось?

Брайан: Нет-нет. Конечно, нет.

Тьерри Ардиссон: Но вы только что сказали обратное.

Брайан: Да, но.. (улыбается). Нет-нет, ничего не было.

Тьерри Ардиссон: Слушайте, это как раз то, о чем мы только что говорили с Анн-Беатрис (Ana Beatriz Barros, бразильская супермодель. – прим. пер.), в том смысле, что очень важно, когда звезда…

Брайан: Надо сказать, что я никогда не подвергался насилию со стороны своего пастора.

Тьерри Ардиссон: А, да?

Брайан: Ага.

Тьерри Ардиссон: И вся эта духовность, эта мистика закончилась к 14 годам, когда вы обнаружили свою сексуальность.

Брайан: Я бы не сказал, что духовность исчезла, но любовь к организованной религии, да, она закончилась, когда я понял, что во мне есть определенные чувства, и моя мать, мой пастор, все религиозное братство были против них. Думаю, это стало началом того бунта, который со временем только рос, как снежный ком, и который продолжает расти во мне до сегодняшнего дня, в мои тридцать.

Тьерри Ардиссон: Сегодня вы все еще верующий человек?

Брайан: Ну… На самом деле я думаю, если мы верим в загробную жизнь, в рай, то перестаем жить реальной жизнью, потому как уверены, что наша жизнь продолжится в чем-то (ком-то) другом. Но я считаю, что жизнь неповторима, это пьеса, театральная пьеса!

Тьерри Ардиссон: И потом вы жили в Люксембурге с отцом-банкиром и матерью-католичкой… И вам было тяжело, плюс ко всему они были против того, что вы записались на курсы театрального искусства. И вы бунтовали, закрывались в своей комнате и сочиняли музыку…

Брайан: В Люксембурге вообще-то особо нечем было заняться, но зато там продавалось много хороших дисков. И - да, я закрывался в своей спальне, учился играть на гитаре и как ненормальный слушал музыку. Это был мой способ сбежать от действительности, создать свой собственный мир.

Тьерри Ардиссон: В вашем первом альбоме есть одна очень знаковая песня, называется «Teenage Angst», на нее вас вдохновил разговор с матерью, которая сказала: «С тех пор, как ты родился, ты начал умирать».

Брайан: Да, это фраза всегда оставалась в моей голове, преследовала меня.

Тьерри Ардиссон: Альбом, который вы записали сегодня, по уровню самоанализа идет немного дальше, чем предыдущие. У меня возникло впечатление, что вы на миг остановились, приостановили рок-н-ролльной образ жизни, все эти скандалы, вечеринки… немного остепенились и задумались.

Брайан: Это что-то типа того, когда переешь пирожных, потом плохо… И здесь то же самое. Сегодня я отдаю предпочтение качеству, а не количеству.

Тьерри Ардиссон: (ехидно улыбаясь) Да?

Брайан: Take it as you want! (смеется)

Тьерри Ардиссон: О, вы становитесь мудрым?

[Брайан задумывается]

Тьерри Ардиссон: В хорошем смысле слова.

Брайан: Хм… Я всегда останусь маленьким придурком, но… я стараюсь (смеется).

Тьерри Ардиссон: Дамы и господа, Брайан Молко и Placebo, 18 октября в Париже, в Берси.

[Брайана отправляют на массовую экзекуцию к фанам в студии. Слезы, объятия, поцелуи, снова слезы… Через минуту довольный, зацелованный Молко возвращается на свое место]

Тьерри Ардиссон: Если честно, это выглядит очень забавно, вам, должно быть, все это льстит.

Брайан: Да, это больше забавно.

Тьерри Ардиссон: И как, трудно жить со всем этим?

Брайан: Хм.. Это все странно… Необязательно сложно.

Девушка-гостья: (оборачиваясь и глядя на фанов) Они плачут, бедненькие! Посмотри, что ты с ними сделал!

Брайан: (обращаясь к плачущим девушкам в зале) Но я всего лишь маленький придурок, который делает музыку, не больше!

Тьерри Ардиссон: И что вы об этом думаете, Брайан? По-вашему, лично вы не заслуживаете такой реакции, ее достойна только ваша музыка?

Брайан: Я бы, скорее, говорил о музыке, которую я делаю вместе со своими братьями, музыкальными братьями, Стивом и Стефом, она представляет гораздо большую ценность, чем я сам как «медиа-персона»…

[звучит «Bitter end»]

Тьерри Ардиссон: (обращаясь к Анн-Беатрис) Вам нравится Брайан Молко?

Анн-Беатрис: (через переводчика) Да, он мне очень понравился.

Тьерри Ардиссон: А вы бы хотели закрутить роман с таким парнем, с таким… немного странным, со смутной репутацией, который красится к тому же…

Анн-Беатрис: А я ему нравлюсь?

Брайан: (говорит с ней по-английски) О нет, лучше не надо. Думаю, это не самым лучшим образом скажется на твоей репутации.

[Все смеются. Занавес]



Tout le Monde En Parle (France 2), 14.02.2004



Тьерри Ардиссон: Брайан Молко! Брайан у нас уже «постоянный клиент», он приходит к нам на передачу не в первый раз. Как дела?

Брайан: Все хорошо, здравствуйте.

Тьерри Ардиссон: В прошлый раз, когда ты у нас был, в студии также присутствовал Саша Дистель (Sacha Distel), а сегодня вечером у нас в гостях Эрве Вилар (Hervé Vilard – французский автор, композитор и исполнитель. – прим. пер.). Кстати, у вас много общего с ним.

Брайан (делая удивленную гримасу): Да?

Тьерри Ардиссон: Ты, Брайан, так же, как и Эрве Вилар, дружил со священником.

Брайан: Да, это правда.

Тьерри Ардиссон: В то время вы вместе учились в духовной семинарии… А потом, когда ты осознал свою сексуальность, ты оставил церковь ну и, соответственно, забыл этого пастора.

Брайан: Да. Но он меня точно не забудет. (улыбается)

Тьерри Ардиссон: В прошлый раз мы представляли твой новый диск, который называется «Sleeping With Ghosts». Этот мистицизм, он не из тех ли времен идет…

Брайан: Ну, в общем-то, в этом тоже есть своеобразная метафора из Библии… Там вообще очень сильные образы.

Эрве Вилар: Да-да, совершенно верно. Прекрасная песня и отличный образ.

Тьерри Ардиссон: В предыдущей программе Брайан нашел общий язык с Сашей Дистелем, а сейчас уже почти договорился с Эрве Виларом. (улыбается) Итак, сегодня «Sleeping With Ghosts» переиздан и содержит также каверы самых разных песен. Как, например, «Johnny And Mary» Роберта Палмера (Robert Palmer), «Melody Nelson» Сержа Гинсбура (Serge Gainsbourg), «Daddy Cool» Boney M… очень необычно слышать Placebo, играющих Boney M. И наконец французская версия песни «Protect Me From What I Want», которая называется «Protège-Moi», перевод Виржинии Депант (Virginie Despentes).

[звучат отрывки «Bitter End», «Johnny And Mary», «Daddy Cool», «Melody Nelson», «This Picture», «Protège-Moi»]

Тьерри Ардиссон: А в марте выходит DVD «Soulmates Never Die - Live In Paris», первый концертный двд Placebo. И у нас есть небольшой кусочек этого видео.

[отрывок «Protège-Moi»]

Тьерри Ардиссон: Брайан, когда вы были у нас в прошлый раз, может чуть раньше, может позже, я читал одну статью, ваше интервью, кажется в журнале Rolling Stone, где вы довольно резко высказались о телевизионных реалити-шоу на подобии Star Academy (французский аналог шоу American Idol (у нас «Фабрика Звезд»). – прим. пер.). Вы сказали, что там, скорее, ищут певцов для караоке, а не для сцены.

Брайан: Да, культурной ценности подобные проекты не имеют, это все делается ради выгоды телекомпаний, звукозаписывающих лейблов…

Эрве Вилар: Но так было всегда! Посмотрите историю: Клод Франсуа (Claude François – французский поп-певец, «король французского диско» 70-х. – прим. пер.), которого ты, скорее всего, не знаешь, и многие другие… Телевидение – не показатель в нашей профессии.

Тьерри Ардиссон: Брайан имеет в виду, что сейчас телевидение делает звезд…

Эрве Вилар: Неправда, это не так. Французская публика не настолько заурядна, чтобы не суметь отличить, где настоящий талант, а где… Что касается Star Academy – почему бы нет! Люди имеют право на мечту.

Тьерри Ардиссон: Шоу-бизнес и телевидение сейчас прочно связаны, и с помощью подобных шоу действительно зарабатываются деньги.

Эрве Вилар: Но шоу-бизнес не имеет ничего общего с настоящим французским шансоном.

Брайан: Разница в том, что люди, которые смотрят такие шоу, уверены, что можно стать звездой, не прикладывая особых усилий, не работая. Такую мысль втолковывают подобные проекты в голову молодежи. И это создает определенную социальную болезнь, молодые люди начинают завидовать знаменитостям. Например, девушка в 21 год вдруг осознает, что она не сможет выйти замуж за капитана английской сборной Дэвида Бекхэма, и впадает в депрессию. Музыка – это не только популярность, это тяжелая работа… Люди думают, что рок-н-ролл – это секс, наркотики, рок-н-ролл. Конечно, все это есть, но есть также туры, которые длятся по 18 месяцев… когда ты из кожи вон лезешь, чтобы продать свои диски…

Эрве Вилар: Но до тебя был еще Лу Рид (Lou Reed)!

Брайан: Да, конечно! И ты тоже был до меня!.. Меня удивляет, что ты слушаешь Лу Рида. (улыбается)

Тьерри Ардиссон: Ну ладно, хватит!

Эрве Вилар: Все в порядке.

Тьерри Ардиссон: Брайан, вы стали известным, трансформировав свою «подростковую тоску» («Teenage Angst ») в искусство, и сейчас мы посмотрим, как это произошло. Итак, трэш-интервью!

Тьерри Ардиссон: Брайан, в каком возрасте вы начали краситься?

Брайан: Ну, где-то лет в 11. Я ходил на курсы актерского мастерства в школе, так что сцена у меня всегда ассоциировалась с макияжем, гримом.

Тьерри Ардиссон: Вы когда-нибудь носили кожаные стринги?

Брайан: Кожаные стринги? Нет, никогда.

Грегори Бассо (Grégory Basso – французский актер и певец. – прим. пер.): А я носил.

Брайан: Ну да, ты же был танцором.

Тьерри Ардиссон: Когда? В порнофильмах? А, да, когда ты был стриптизером!

Грегори Бассо: Я не снимался в порно, я же говорил!

Тьерри Ардиссон: Брайан, вы когда-нибудь пили кровь?

Брайан: Никогда, нет. Но лет 5 – 6 назад у меня была девушка, которая пила мою кровь. Но я, я никогда не пил чью-либо кровь.

Лоран Баффи (Laurent Baffie – французский актер театра и кино, режиссер, продюсер. – прим. пер.): А у нее не было таких зубов? (показывает вампирские зубы)

Брайан: Нет-нет.

Тьерри Ардиссон: Надевал ли ты наручники где-нибудь, кроме полицейского участка?

Брайан: Да, конечно! А ты? (смеется)

Тьерри Ардиссон: Ты когда-нибудь записывал на видео, как занимаешься любовью?

Брайан: Нет, никогда. Мне бы не хотелось потом найти это в интернете.

Тьерри Ардиссон: Ты облизывал туфли на шпильке?

Брайан: Нет. Я облизывал сапоги, но шпильки никогда.

Тьерри Ардиссон: Делил ли ты когда-нибудь свою девушку с друзьями?

Брайан (долго раздумывая): Ну, по крайней мере я об этом не знал.

Тьерри Ардиссон: Ты носил одежду своей матери?

Брайан: Да, бюстгальтер.

Тьерри Ардиссон: А! Я так и знал! Я был уверен. Ты когда-нибудь занимался членовредительством?

Брайан: Да.

Лоран Баффи: Автофелляция?

Брайан: Мне бы хотелось так уметь. Дайте мне зеркало и способность делать самому себе минет – и я до конца жизни не буду выходить из дома.

Тьерри Ардиссон: Так что там насчет членовредительства?

Брайан: А, да! Ну, я делал это, да… Прошу прощение за то, что сейчас на минуту стану серьезным… я вообще депрессивный человек, и много страдал от этого, долгое время даже принимал специальные лекарства. У меня были очень мрачные периоды в жизни, когда я занимался членовредительством… например, бил стаканы в гостиничных номерах и резал ноги. К счастью, сегодня мне лучше, спасибо.

Тьерри Ардиссон: Ты сейчас намного лучше выглядишь.

Брайан: Я считаю, что нужно об этом говорить, потому что уверен, что это очень важно – чтобы молодежь знала, что такие люди, как я, прошли через то же, что проходят они сами. Я долгое время страдал от болезни под названием «депрессия»… Я не хочу сказать, что невозможно делать что-то позитивное, даже если у тебя в голове сидит что-то, что постоянно тебя останавливает, заставляет себя ненавидеть… И я надеюсь, что стану примером для многих, именно поэтому я говорю об этом и считаю это ультраважным.

[бурные аплодисменты]

Тьерри Ардиссон: Ты брил когда-нибудь волосы на груди?

Брайан: Да, конечно!

Тьерри Ардиссон: Часто?

Брайан: Ну, для разных фотосессий например.
(обращаясь к Грегори Бассо) Ты тоже наверняка это делал?

Грегори Бассо: Да, но не грудь, а…

Брайан: А, яйца!

Тьерри Ардиссон: Зачем?

Грегори Бассо: Когда танцевал стриптиз. Не очень эстетично, когда волосы торчат из трусов.

Тьерри Ардиссон: Черт, я все время забываю, что он был стриптизером!

Ты уже видел Жан-Пьера Перно (Jean Pierre Pernaut – журналист, ведущий программы «Journal de 13h» на канале TF1. – прим. пер.).

Брайан: Кого-кого?

Тьерри Ардиссон: Дамы и господа, Брайан Молко и Placebo! Переизданный альбом «Sleeping With Ghosts» и новый сингл «Protège-Moi».

[песня, которая звучит в конце и которой Брайан активно подпевает, кажется группы Telephone]


Tags: video: interview
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments