Asia (asia_fassbinder) wrote in placebo_russia,
Asia
asia_fassbinder
placebo_russia

Interview: "Land of Molko and honey", 2009



Короткий отпуск закончен, моя ленивая тушка сползла с дивана и обнаружила в почтовом ящике тяжеленную посылку от французской феи. Я уж было зачиталась об изумрудных глазах и пороках рок-н-ролла, как откуда ни возьмись появилась совесть и сказала что надо делиться ;P


Hot Press
"Land of Molko and honey"
December 2009
IN ENGLISH

Hot Press
"Молочные реки, кисельные берега"
декабрь 2009

© Перевод rous_se для placebo_russia

Перепечатка материала допускается только с разрешения автора.

90-е стали для них долгим периодом бездумного злоупотребления наркотиками. Сегодня готические трансвеститы взялись за ум и обрели счастье в простых вещах.

Мое первое знакомство с темными силами рок-н-ролла произошло в 1999 году в SFX. Тогда подростковая сущность вела меня на концерт Placebo и наивно толкала за кулисы в святая святых – гримерку Брайана Молко. То, с чем я там столкнулся, в равной степени очаровало и напугало меня.

Десять лет спустя я сижу в гримерке Olympia Theatre и дожидаюсь того же человека. До меня доносится его громкое хихикание, я слышу, как он вприпрыжку спускается по коридору - и вот мистер Молко появляется в комнате. Он тепло приветствует меня, усаживается на красном вельветовом двухместном диванчике и закуривает сигарету.

Репутация Брайана Молко бежит впереди него. Много было написано о его андрогинности, сексуальности, пристрастии к наркотикам, о его любовных похождениях, словесных перебранках, самолюбии и, конечно, о его огромном рте. Однако в сидящем напротив человеке (мы встречаемся в промежутке между двумя дублинскими концертами Placebo), я не вижу ни малейшего намека на все это. Едва заметный макияж, одежда более спокойных тонов, отсутствие нарочитого блеска. Это уже другое, взрослое очарование, не менее поразительное, но гораздо более реальное. Его изумрудные глаза рассматривают комнату, взгляд, воздействуя, скользит то вверх, то вниз; он закрывает глаза, чтобы продемонстрировать их убийственно красивые линии и разразиться смехом. Как для человека, делающего такую меланхоличную музыку, он кажется чересчур веселым, готовым рассмеяться в любой момент.

Я рассказываю Брайану о своем подростковом приключении, в котором он сыграл главную роль. В ответ он вспоминает о своем первом рок-н-ролльном приключении…

«Мне было 11 лет, и брат взял меня на концерт французской группы Telephone, которая играла на открытой площадке в Бельгии, - вспоминает он. – Я взобрался на оградительный барьер и смотрел их выступление вместе с охранниками, а мой брат испугался, думая, что дома ему надерут задницу из-за того, что он потерял меня. Концерт снимало национальное люксембургское телевидение, и полгода спустя я увидел себя по ТВ. Я совсем забыл об этом, но недавно мы были на одном французском телешоу (Taratata, эфир от 5 июня 2009. – прим. пер.), где один несчастный тип пересмотрел покадрово весь концерт и в итоге нашел там меня одиннадцатилетнего!».

Кто бы тогда мог подумать, что этот маленький смутьян впоследствии продаст более 10 миллионов копий своих пластинок многочисленной армии поклонников по всему миру. Последний, шестой альбом Placebo «Battle for the Sun» – мощный и эмоционально яркий последователь темного и полного безысходности «Meds».

И все же тексты остались такими же отчаянными и грустными, как прежде. Почему же мы получаем такое удовольствие от несчастливых песен?

«Просто они не такие скучные, как счастливые, не так ли? К тому же, пресность, отсутствие остроты в песне – качество, не совсем приемлемое для меня и тех, кто не стремится все время убежать от реальности. В такой музыке мы находим утешение. Помните старую песню Элтона Джона «Sad Songs (Say So Much)»? Мои любимые песни это те, которые я называю грустно-веселыми. Они заставляют тебя грустить, но вместе с тем и испытывать радость от осознания, что ты способен переживать такие чувства, эмоции, а значит, ощущаешь себя по-настоящему живым».

Молко много писал о разочаровании в делах сердечных, разрушительных отношениях, утраченной любви. Верит ли он, что любовь может пережить рок-н-ролльный образ жизни? И наоборот, выжил бы рок-н-ролл без бесконечного поиска любви?

«Ого! Сложно… Наверное, я отвечу «нет» на оба вопроса. Думаю, очень трудно поддерживать отношения, когда ты постоянно в туре. С другой стороны, вот этот забавный и романтичный поиск любви – своеобразная движущая сила для таких психологически странных личностей, как я, которые добиваются внимания незнакомых людей посредством концертов и душевного эксгибионизма».

И все же этот поиск чаще всего заканчивается неудачей из-за предательства – или того, что мы называем «плотскими грехами». Как он думает, измена – это в меньшей степени вопрос этики и в большей – вопрос подвернувшейся возможности?

«О, это определенно дело случая. Очень сложно быть в рок-группе и при этом не иметь каких-то пагубных пристрастий. Я знаю людей, зависимых от любви, зависимых от секса, от наркотиков и алкоголя. Но это трудная дорога, опасный путь и, думаю, только по-настоящему смелые люди могут пройти его. Кстати, я сейчас борюсь с сильной простудой, и из-за этого немного подтормаживаю. А не потому, что я пьян или обдолбан, честно!».

Если вы прожили такую декадентскую жизнь, где могли позволить себе любые удовольствия, на которые только хватало фантазии, не утомила ли она вас в конечном счете?

«Абсолютно».

А к чему/кому вы обращаетесь, когда ищете чуда, удивления?

«К Иисусу!»

Брайан взрывается смехом, его хохот очень заразительный. Но он так и не ответил на вопрос!

И все же, где вы черпаете вдохновение, откуда берется стимул? Как превращаете банальность в неординарность?

«По своей сути я очень заурядный человек, и наверное всегда таким был, – говорит он. – Чтобы стать незаурядным, мне нужен был контекст, и этот контекст – моя группа. Я не ищу экстраординарности в повседневной жизни. Наверное, это чаще приходит с возрастом, но мне кажется, в итоге мы находим настоящую красоту и реальную силу в простых, мирских вещах. Все остальные – развлекательно-поверхностные, и вовсе необязательно, что они имеют какую-то ценность. Моя новая проблема – это пытаться быть хорошим родителем, притом что я все время нахожусь где-то далеко».

Думает ли он о тех беседах, которые ему придется вести с сыном, когда тот достаточно подрастет для того, чтобы поискать информацию об отце в интернете?

«Да, и я уже не могу дождаться! Думаю, это будет здорово. Я очень открытый и прямолинейный человек и считаю, что нет ничего такого, что нельзя было бы обсудить со своими детьми».

Думаю, мы станем первым поколением родителей, которые будут открыто говорить со своими чадами о реальной жизни.

«Я надеюсь. Это значит, что мы могли бы быть ответственными за нравственный Армагеддон и развал общества из-за того, что потеряли свой внутренний компас» (смеется).

Вероятно, те из нас, кому было, что терять?

«Точно».

Есть ли песня Placebo, лучше остальных передающая дух группы?

«Думаю, мы меняемся в течение карьеры, так что и песни меняются из альбома в альбом. На предпоследней пластинке «Meds» - определенно главный трек, потому что там идет речь о психологическом расстройстве, вызванном действием наркотиков; это как раз то, что происходило с нами в то время. До него, «Sleeping With Ghosts» касался преимущественно темы призраков прошлых отношений, которые сопровождают тебя повсюду, так что я бы сказал, что одноименная песня - определяющая на альбоме. На последней пластинке это скорее всего «Speak in Tongues» - из-за припева «We can build a new tomorrow today», который выражает основную мысль альбома: надежду на лучшее будущее, на самого себя».

Так как же Placebo пережили кризис, который был у Молко в период создания «Meds», а потом и уход из группы ударника Стива Хьюитта? Был ли момент, когда он думал, что нового альбома не будет?

«После «Meds» для всех нас настало время разойтись в разные стороны и взяться за свое здоровье, получить необходимую помощь в этом смысле, - говорит он. – Это был переломный, решающий период для меня лично, и для группы в целом. И чтобы выжить как личностям и выжить как группе, нам необходимо было многое изменить в своей личной и профессиональной жизни… и решением стало начало записи новой пластинки. Весь этот путь описан в новом альбоме в такой немного претенциозной форме. Но это путь надежды».
Tags: press: interview
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments